вверх
slogan
16.03.2019 00:00:00

Ботагоз Алдонгарова

Ботагоз, в этом году «Kazakhstan fashion week» 15 лет! С 2004 года вы выступаете режиссером проекта. Учитывая сумасшедший ритм, количество событий и ваших личных проектов, как вы все успеваете?

Я системный человек. Я выстраиваю свой график жизни. Более того, я всегда говорю, я счастливый человек, потому что занимаюсь делом, которое сама себе придумываю и притворяю в жизнь. Это большое счастье!

Естественно, я это делаю не одна, это глобальный проект. Без участия людей, которые во всем этом задействованы, которые действительно создают уникальные вещи, например, дизайнеры, создающие коллекции. Я без них свои идеи воплотить не смогу.

Я как организатор и как режиссер, собираю все вместе, придумываю общую концепцию и заявляю, что сегодняшняя история Kazakhstan Fashion Week будет вот такой.

Это ежегодное событие и как журналист ты не имеешь право повторяться никогда и ни в чем, делать одни и те же подводки, приемы одни и те же. Это правило, которое в моей жизни существует более 20 лет. Багаж, накопленный годами, не позволяет повторяться, работать по шаблону, удивить себя и других – обязательное условие.

Это было отработано еще в студенческое время и благодаря этому моя жизнь всегда интересна.

main.jpeg

Когда живешь в таком ритме, время идет быстрее и год проходит быстро?

Очень быстро, я ничего не успеваю, грустно бывает от этого. Я иногда вечером думаю, за сегодняшний день должна была успеть намного больше, а реализовала только 50% от задуманного. Из-за того, что ты неважно себя чувствовала, или отвлекли неприятности, ты зависаешь над проблемой. Я уже в том возрасте, когда нет времени совершать ошибки, я должна четко распределять время. Поэтому время летит, но хочется делать еще быстрее и больше. Даже остановки нужно заранее планировать, давать себе время просто сесть и прочитать книгу, сходить в кино. Для меня это давно подарок.

А из всех мероприятий, которые вы организовали в 2018 году, какое было самым ярким?

Конечно, Kazakhstan Fashion Week. Это глобальное мероприятие и у нас оно проходит на высочайшем уровне. Мы можем этим гордиться и долго жить в этом состоянии. В состоянии подготовки, где задействованы тысячи человек, компаний, идей, дизайнеров, техники, моделей… это такое стечение возможностей и предложений, которое можно совместить, вылить в одну палитру и из этого получается одно замечательное полотно.

Kazakhstan Fashion Week проводится так, что люди приходят и воспринимают этот уровень как должное. Это удовольствие от всего: от музыки, которая звучит, оформления, показов, это действительно шоу, которое позволяет провести время в другой атмосфере творчества. Ты понимаешь, что являешься участником шоу, которое никогда уже не повторится в том виде, в каком оно родилось.

Из двух недель я не могу выделить одну, потому что одна прошла в Театре оперы и балета, а это особая атмосфера, это классика везде и во всем, это присутствие в показах оперных див, звуки, которые раздавались, высочайшие потолки, присутствие, скажем, духов наших оперных балетных мастеров, которые здесь творили, ходили по этим залам. Я рада, что все это получилось именно в стилистике Театра, несмотря на то, что коллекции не были привязаны к теме. Дизайнеры создавали коллекции в тенденциях следующего сезона, и наша задача была их логично вписать в историю пространства. Для меня было удивительно, когда многие, попав в Театр оперы и балета впервые, подходили и говорили: «Спасибо Вам большое, Вы позволили услышать наши замечательные голоса, увидеть еще раз музей, побывать в этих легендарных стенах, я пережил особые ощущения».

Во втором проекте, который прошел во Дворце Республики, была совершенно другая история. Это огромный зал с покрытием, которое отсвечивало, и у многих было ощущение, что они находятся в настоящем дворце. Этого удалось добиться с помощью особого света, который отражался от кафеля. Чего только стоит последнее шоу Сергея Шабунина, когда все пространство было наполнено дымом и светом, пронизывающим дым. Модели появлялись будто из ниоткуда, как духи. Это были потрясающие ощущения. Международные эксперты назвали шоу одним из лучших по задумке и по исполнению, наравне с теми, что прошли в Париже. Или показ коллекций под живой симфонический оркестр. Столько всего было на Kazakhstan Fashion Week.

Когда ты репетируешь, видишь коллекции, слушаешь музыку, выстраиваешь работу с моделями, у тебя есть одно ощущение. Но во время шоу уже в вечернем исполнении у всех членов команды дух захватывает настолько, что теряешь ощущение реальности. Когда мы видим это чудо, испытываем потрясающие ощущения.

Всегда было интересно, что происходит в бэкстэйдже. В момент, когда скрывается модель, которая закрывала показ, и за кулисами вдруг такой шум, аплодисменты, свист! Эта энергетика передается в зал и чувствуется, какое громадное напряжение спало! Вы, наверняка, как организатор шоу, обладаете также и навыками психолога?

Все дизайнеры – художники, они больны своей работой, трясутся над каждой деталью, они же создают коллекции месяцами, живут ими, для них это живая история.

И представляете, когда дизайнер приходит на генеральную репетицию и вдруг произошел сбой. Он уже себе придумал и увидел в своей голове все действие и тут оказывается, что модель, на которую он шил, не может участвовать… или кто-то забыл обувь и теперь весь образ меняется. У некоторых случаются истерики.

Или, когда дизайнер, который в мечтах представлял показ, после того как показ состоялся и мечта воплотилась, может в огромных букетах, весь зацелованный сидеть в сторонке и рыдать от счастья, потому что все реализовалось. Представляете, на каком эмоциональном накале они находятся.

Действительно, приходится работать как психолог, ведь задача постановщика сделать так, чтобы все было реально. Мало ли, что себе придумал дизайнер, нужно все идеи по-режиссёрски собрать и исполнить.

А с моделями другая история. Эмоции, которые вы слышите после показа, это эмоции именно моделей. Они поздравляют дизайнера и друг друга с тем, что это получилось!

Перед моделями стоит сложнейшая задача. Иногда их намеренно приходится держать в жестких рамках, держать в напряжении, чтобы они сконцентрировались, запомнили в каком настроении нужно пройти, каким шагом, рисунок. Приходится этого добиваться очень жесткими методами.

А вечером все мы уже зависим от них: организаторы, дизайнеры, техники – все зависят от них, как они воспроизведут все это.

Насколько жесткой может быть Ботагоз Андонгарова?

Я бываю очень жесткой, и я себе в этот момент не нравлюсь. Благо, что все модели привыкли и понимают, что это производственная необходимость. Они понимают мою ответственность за шоу, ведь задачи я ставлю не только перед моделями, но и перед техниками, звукорежиссёрами, оформителями.

Как вам удается быть в концентрации и балансировать между всеми?

Это пятнадцатилетний опыт, у меня большая школа. Я наблюдала как это делают большие мастера на международных конкурсах как «Азия Дауысы», училась как нужно правильно ставить задачи, это профессия, которой ты учишься по ходу. Ты действительно должен разбираться и в свете, и в звуке. Есть знания из детства – без музыкального образования и хореографии тоже нельзя. Все откладывалось годами. Твой собственный кругозор подсказывает тебе, что это может быть вот так. Если в чем-то не разбираешься, садись читай, учись, советуйся и получай знания. Без этого не может быть режиссера.

in.jpeg

Продолжая тему показов, какой дизайнер стал для вас открытием в прошлом году?

Для меня в любом случае наши опытные дизайнеры всегда будут стоять на первом месте. Это Сергей Шабунин, Аида Кауменова, Алексей Чжен. Это люди поиска, они все разные и каждый в своем направлении находит новые грани. На самом деле, это же просто ткань, которой нужно придать жизнь.

Если говорить о молодых дизайнерах, то 2018 год я рада объявить годом сестер Киргизбаевых, победительниц конкурса молодых дизайнеров New Generation. Также они стали победителями онлайн голосования серьезнейшего международного конкурса России «Русский силуэт», который возглавляет Михалкова. В «Русском силуэте» участвуют тысячи дизайнеров, авторитетнейшее жюри.

Девочки съездили в Москву, получили награду, у них появилось много поклонников, контактов, им заказала наряд Елена Малышева, их пригласили к участию еще в конкурсах. А конкурсы – это рост и новые возможности.

Они к этому шли давно, талантливейшие девочки, сами художницы бесподобные.

8 лет назад в Лондоне был объявлен конкурс на лучшее оформление обложки компакт диска, так вот Киргизбаевы были отобраны в числе двенадцати участников мира. Сам проект заключался в том, что люди покупали именно обложку, они не знали чей это альбом. Участники конкурса рисовали на музыку из альбома, и обложка сестер Киргизбаевых разошлась достаточно быстро. Это их год.

Мода – это часть искусства, часть шоу-бизнеса, бомонда. Сложно взаимодействовать с представителями этого мира?

Я журналист и мне не сложно в этом мире существовать. У меня на все журналистский взгляд и все понимают, что я в этом бизнесе человек структурный, технический. Не модный.

В шоу-бизнесе главное – успешен ли ты, собираешь ли ты огромные залы, снимаешься ли ты в кино, ходят ли на тебя в театр. А есть люди от fashion, которые являются не столько творческими единицами, они по большей части бизнесмены. Их успех определяется из того – носят ли твою одежду, кто носит, говорят ли о тебе. Но однозначно они в числе тех, чьи имена знают и к чьему мнению прислушиваются.

У дизайнеров нет конкуренции, они существуют каждый в своем мире. Им и так нелегко живется, поэтому они друг друга поддерживают и, если к кому-то пришел успех, искренне радуются друг за друга. Очень сложно добиться того, чтобы все твои творения были куплены, чтобы о них говорили! Это в чистом виде бизнес. Но такой креативный, продуманный и идущий на несколько шагов вперед, поэтому им очень нелегко. Поэтому они немножко неспокойные сами по себе.

Вы сказали, что вы немодный человек. Разве можно остаться равнодушным к моде, работая в этой сфере?

Быть модным – значит транслировать миру какие-то модные тенденции, выходя в свет знать, что ты являешься именно трендсеттером, вести себя соответственно. Быть модным человеком – особый труд, знания, этому нужно уделять время, чтобы продумывать свой гардероб на каждый день от начала до конца. В этом отношении я не модный человек. Для меня важнее удобство. Я знаю все про себя, я знаю, что в простых черных джинсах и в белой рубашке с каким-то небольшим элементом буду выглядеть намного моднее, чем девочки, которые, будут очень и очень стараться. В моем возрасте сильно уж стараться смешно.

Я живу в мире, где все говорят, что нужно любить себя, баловать, наряжаться. У меня этого нет. Я на сцене с четырех лет и для меня с детства есть одежда для жизни, для спорта, для сцены, у нас дома была еще отдельная одежда для больницы.

Спокойно отношусь к шубам, к предметам luxury, нет потребности знать бренды.

Ботагоз, как вам удалось избежать звездной болезни?

Я реалист, я не считаю себя звездой, я успешной себя не считаю.

Чем вы гордитесь?

Я режиссёр больших шоу, могу провести большой симфонический концерт, могу организовать фестиваль.

Для меня важнее сам процесс и то, какое значение он имеет. Важно в репутационном плане показать уровень мероприятия, уровень своего профессионализма. Не могу позволить себе делать что-то плохо.

Я была отличницей в школе, к тому же я львица, я человек, который с детства на сцене, которому хлопают, и аплодисменты для меня имеют значение. Если ты работаешь с публикой, это должно быть очень и очень качественно.

Я честна перед собой и перед другими, это намного проще. Я открыта всегда и никогда ничего не скрываю. Это мое кредо. Лучше я больше расскажу о себе, нежели потом у людей будет какое-то разочарование.

Вот этого разочарования с детства я боюсь. Какой-то комплекс был, а вдруг люди узнают, что я ничего из себя не представляю, что я делаю что-то плохо.

Тяжело быть добрым и справедливым ко всем. Мои ценности таковы, что ты обязан быть счастливым не любым путем, ни чьи интересы не должны быть ущемлены. А счастливым ты можешь быть тогда, когда все вокруг тебя счастливы. Мое предназначение – делать счастливыми других.

Вы выбрали профессию осознанно?

Так получилось, я вынуждена была тогда в 1993 году стать журналистом. Был грант и нас из Костанайской области отправили на поступление в КАЗГУ. Я набрала нужный балл, поступила сама.

С детства во мне закладывали то, что я буду лидером комсомольского движения. Я знала, что я буду как минимум директором школы. А если брать планку выше – буду в структурах комсомольской организации. Это все переросло в ту деятельность, которую я сейчас веду.

А вообще я с детства думала, что буду учителем в школе. Но выбрала журналистику, потому что это легче. Учитель – великая профессия, которая требует огромной самоотдачи.

Вы всегда сами делали выбор, сами принимали решения?

Я очень рано встала взрослой. И при моем юношеском максимализме с «я все знаю», «я все умею» и «я все делаю правильно» – никакие авторитеты не были нужны. Все это из-за закрытости характера, из-за скромности, недооцененности. Хотела казаться уверенной. Эти мои комплексы мешали мне выстраивать отношения с людьми, мнение которых мне было важно, но я не могла им открыться, признаться, что мне трудно. Поэтому, ничьими советами я не пользовалась.

Если бы я осталась на телевидении, а не выбрала радио, может быть, была бы другая судьба. Я выбрала, что было легче.

Вообще было много предложений, от которых я отказалась, могла стать пресс-секретарем банка, например, с зарплатой в шесть раз больше, чем на «Азия Дауысы», но у меня были обязательства, я не могла их подвести.

О чем вы мечтаете сейчас?

Мне не подходит слово «мечтать». Я никогда не мечтаю. Можно, конечно, сказать, быть здоровым, посетить такие-то страны, но это настолько банально. Для меня важно, чтобы было как можно больше интересных предложений, из которых я бы выбирала, чем мне заняться.

Я всегда была и есть рациональная, реалистичная, меня этим попрекали даже. Я вынуждена была так поступать, мне нужно было кормить семью, растить сестру, закрепиться в Алматы.

Но при этом я выстраивала свою жизнь так, чтобы ни одна из моих ценностей и ни один из моих интересов не пострадали, потому что без этого я не смогла бы жить дальше. Для меня важно, чтобы не было скучно, а то можно сесть и закиснуть.

Моя каждодневная потребность – получать интересную информацию, переживать ее.

Лента новостей делает тебя жителем этой планеты, ты не можешь не реагировать на то, что происходит вокруг.

Мне обязательно нужно, чтобы звучала музыка, я обязательно должна доставить себе удовольствие позаниматься.

Я очень люблю смеяться. Обожаю людей с чувством юмора. У меня есть подруги, с которыми мы встречаемся и можем проводить время ни о чем не думая, находясь на одной волне, наслаждаясь тончайшими замечаниями, связанными с юмором.

Вас сложно удивить?

Я любому моменту готова удивляться. Алексей обожает показывать мне новые сшитые вещи, потому что у меня каждый раз: «ААА!! Боже, какая красота!» Я преклоняюсь перед трудом, перед любой работой. А если это все искусно, это просто кайф. Я радуюсь искренне.

Текст: Нурия Сипатаева

Фотографии: из личного архива Ботагоз Алдонгаровой